think

***

Информация и контакты:


Страница FaceBook

Страница ВКонтакте

Страница СамИздата

Forens.ru: Baer

_DSC0921 1 p100

Collapse )
Collapse )
Collapse )

Заранее приношу свои извинения тем людям, чьим представлениям об идеальном не соответствую. К счастью, я не депутат и не общественный деятель, поэтому мнение обо мне и доверие ко мне кого-либо, кроме узкого круга близких людей, навряд ли войдёт в первую сотню вопросов по важности. Если моя точка зрения на те или иные вещи вызывает раздражение, не стоит тратить время на меня и мой блог; в сети есть много гораздо более достойных внимания ресурсов.

Также приношу свои извинения анонимным комментаторам: их тексты могут появляться с задержкой, поскольку эти тексты из соображений борьбы со спамом изначально скрыты и раскрываются вручную. То же относится и к комментариям, содержащим ссылки. Как правило, комментарии не рекламного характера, вне зависимости от точки зрения автора, я раскрываю.

«ВКонтактом» и голосовой связью Скайпа не пользуюсь. Удобными для меня формами общения являются Живой Журнал и Фейсбук.

Прошу не вставлять видео и фото в комментарии. Ссылок на них вполне достаточно.

think

Об уверениях

Рассказывают, однажды вечером в дружной коммунальной квартире на Малой Арамейской завелось Нечто.
– А оно точно не вредное? – осторожно уточнил Фишман.
– Глупости, – веско сказал товарищ Иванов. – Полезная тварь, мышей будет ловить. И тараканов. Пусть живёт.
 – Фишман, как вам не стыдно, оно же такое миленькое! – с негодованием  воскликнула мадам Петренко. – Такие ушки, такой хвостик...
– Самэц, –  с непонятной гордостью констатировал князь Сидоридзе, заглянув зверю  под хвост. – Почти как у нас в ауле. Нельзя выгонять.
– Уважаемые  соседи, – робко начал Фишман. – Ушки, хвостик и всё, гм, прочее – это я  понимаю,  но у него вот ещё, видите, зубки. А у меня, вы ж знаете, много  книг, и эти книги мне весьма дороги...
– Глупости, – отрубил  товарищ Иванов. – Кто же в наше просвещённое время покусится на книги?  Не мелите чепухи, Фишман. Ничего с вашими книгами не случится.
–  Фишман, а вы что, доктор, что вы ему зубы разглядываете? – возмутилась  мадам Петренко. – Вот у меня третий муж был доктор. Правда, философии,  но всё равно! Побольше вашего в зубах разбираюсь. Так вот, я вам  авторитетно заявляю, Фишман: этими зубами книге ничего сделать нельзя!
 – У нас в ауле такие звери всегда жили, много, – важно произнёс князь  Сидоридзе. – Я вам слово князя даю, Фишман, это слово твёрже булата,  дороже золота: за всю историю аула, за пять тысяч лет, они у нас ни  одной книги не повредили.
– Ну, тогда ладно, – вздохнул успокоенный Фишман. – Если так, пусть живёт.


* * *


Collapse )
think

Розтин Покаже, випуск №2 – Звичайна казуїстика

С «Первым Городским» продолжаем рассказывать о занятных, неожиданных, удивительных и поучительных, а иногда и возмутительных случаях из жизни городского морга.


think

Розтин Покаже, випуск №1 – «Жіночі груди»

С «Первым Городским» рассказываем о занятных, неожиданных, удивительных и поучительных, а иногда и возмутительных случаях из жизни городского морга.

Ну, а щодо змісту, то – як у тому анекдоті про Естонію: «... тепер ви слухайте нашу українську» ;)

think

О сетевой телегонии

Суждение о том, что спаривание с первым самцом сказывается на наследственных признаках потомства самки от последующих партнёров, высказывалось ещё Аристотелем; в XIX веке эта концепция, именуемая телегонией, всерьёз рассматривалась специалистами, но не нашла подтверждений и была отвергнута как лженаучная.

Существует, тем не менее, сфера человеческой деятельности, в которой явным образом прослеживается закономерность схожего рода. Речь идёт о загадочном влиянии первого комментария к опубликованному тексту на характер всех последующих комментариев и на особенности завязывающейся дискуссии. Механизмы этого взаимодействия по сей день достоверно не установлены, однако имеется множество свидетельств о том, как один неосторожный первый комментарий превращает дальнейшее обсуждение сообщения в тот характерный для современной культуры общения формат, который принято описывать чеканной формулировкой «трэш, угар и содомия». Подобные ситуации могут оказывать фатальное воздействие на судьбу текста в сети и наносить, таким образом, автору значительный психологический и экономический ущерб.

 Следует заметить, что интуитивное понимание подобной связи, вероятно, имелось в некоторых архаичных сетевых сообществах. Представляет интерес гипотеза о том, что сформировавшиеся в таких сообществах традиции ритуального комментирования текста, предписывавшие последовательный ряд обязательных формальных комментариев от «первонаха» до «фдисятке», являют собою не что иное, как примитивный механизм ограждения и протекции текста от непредсказуемых стихийных последствий сетевой телегонии.

В настоящее время эффективных средств превенции и контроля сетевой телегонии не выработано. Этот удивительный феномен, доступный наблюдению невооружённым глазом и не требующий для изучения специального инструментария, до сих пор ожидает своего любознательного исследователя.

think

О смерти

(содержание доклада для сообщества #creativemornings в Impact Hub Odessa 24 ноября 2017 года, тема месяца – «смерть»)

Двадцать лет назад, когда я только пришёл работать в морг, старые мэтры ворчали, что многовато стало в последнее время среди родных и близких умерших странных людей. Вскоре я в этом убедился лично.
Объясняешь, примером, родственнику покойного про атеросклероз сосудов; слушает он, слушает, кивает, а потом наклоняется поближе и доверительно спрашивает:
– Доктор, а – на самом деле – что с ним произошло?
Или, положим, рассказываешь про цирроз, асцит и прочую недостаточность кровообращения, а в ответ возмущённое:
– Да какой цирроз, что вы мне тут глупости говорите?! Он здоровый мужик был, крепкий, по литру водки в день выпивал!
Ну, а если смерть наступила в больнице, тут вообще всё сразу ясно. Врачи-убийцы, хладнокровные, циничные душегубы в белых халатах, всегда готовы отправить больного на тот свет – и если прозектор не готов немедленно обличить этих преступников, значит, он с ними заодно, чего ж тут ещё думать?
В девяностых годах мэтры удивлялись, что подобные случаи стали частить – каждый месяц один-два ярких диалога. Через десять лет, когда таких историй стало две-три в неделю, у меня начали возникать подозрения, что это «ж» неспроста: в обществе происходят какие-то процессы, которые меняют отношение людей к смерти и приводят к новым странным реакциям на привычные ситуации. Ещё десять лет спустя у меня, наконец, сложились предположения о сути этих процессов, и вкратце они изложены ниже.
Collapse )
think

О «группах смерти» и новом терроризме

Целью терроризма является формирование в обществе тревоги и паники, которые впоследствии можно использовать для решения политических задач, стоящих перед организатором террора. В классическом формате эта цель достигается причинением обществу урона, который обладает рядом желательных для террориста свойств. Во-первых, урон должен быть масштабным; оптимальным уроном оказываются человеческие жертвы в достаточно большом количестве. Во-вторых, урон должен быть случайным; только в этом случае в обществе возникнет осознание того, что каждый может стать следующей жертвой теракта. И, в-третьих, урон желательно фокусировать на таком контингенте жертв, который способен вызвать в обществе наибольший эмоциональный отклик; одним из самых надёжных вариантов такого контингента являются дети. Суммируя перечисленное, можно сказать, что целью «идеального», наиболее ощутимого и резонансного теракта является множество случайных детей.

Collapse )

Изложенное позволяет сделать вывод, что в России в 2016 году и на Украине в 2017 году правительствами этих стран был организован информационный террор, направленный против собственных граждан. Задачами терактов было создание поводов для ужесточения законодательства в сфере массовых коммуникаций.

Пользуясь случаем, хочется поздравить всех неравнодушных массовых человечков с ясными глазами, вносивших своими репостами и лайками посильный вклад в создание ажиотажа вокруг этой темы: теперь каждый из них – тоже немножечко пособник террористов. Как говорят на Привозе, с почином.

think

Обыкновенная казуистика

Гурский Аркадий - Агент с пистолетом

В далёком 200… году сферу дознания, следствия и прочего правосудия в стране привычно разъедала вялотекущая реформа. Возможно, прокурорских работников в очередной раз привлекли к выездам «на осмотр трупа», и они, то, мучаясь смесью брезгливости и «вчерашнего», ограничивали осмотр мутноватым взглядом поверх приспущенного стекла «бумера», то, переживая новое острое чувство сопричастности процессу, смело брали на себя все процессуальные роли и функции, начиная от сбора окурков и заканчивая заталкиванием носилок в чрево «труповозки». А, может, наоборот, отстранили, и осиротевшие милиционеры, торопливо дожёвывая над внезапной находкой обветрившиеся бутерброды, заполошно выясняли друг у друга, что в этом сезоне принято делать и кого вызывать «на трупака».

Итак, поздним летним вечером не небольшой улочке близ центра города было обнаружено лежащее ничком на газончике бездыханное тело. Пока собралась группа, пока доехали и нашли нужный газончик, наступила глубокая ночь. И вот тут-то и проскочил какой-то зубчик в шестерёнках административной машины: дежурного судмедэксперта то ли забыли, то ли сочли излишним вызвать, и, наспех описав позу, одежду и «привязав к местности», передали эстафету заблаговременно вызванной «труповозке».

Collapse )

Картинка: "Агент с пистолетом", автор Аркадий Гурский.


fb
think

О вариантах

Вячеслав Шилов - Неприкосновенность

А вот теперь, когда первая волна напряжения в обществе от содержания деклараций народных избранников разрядилась шутками, прибаутками и воплями отчаяния, можно подумать над интересным вопросом.

Collapse )

И мне даже затруднительно определиться, какой из этих вариантов наиболее неприятен. Ведь «всё такое вкусное»…


Картинка: "Неприкосновенность", автор Вячеслав Шилов.


fb