May 5th, 2014

think

Одесса, 05.05.2014

Предыдущие дни: 02.05.2014, 03.05.2014, 04.05.2014

Последующие дни: 06.05.2014, 07.05.2014


По сети сейчас гуляет множество текстов, в которых многомудрые авторы ставят точные диагнозы и дедуктивным методом вычисляют ход событий внутри Дома Профсоюзов по мелким мутным фотографиям. В большинстве своём глубина познаний доморощенных аналитиков и мощь их когнитивного аппарата напоминает мне «журналистское расследование» событий в Одесском СИЗО некой правозащитницы, которое я подробно разбирал и комментировал в журнале.

В отличие от тех событий, сейчас нет времени и сил проводить подобные разборы плодящихся порождений информационной психотравмы. Нет правовой возможности разъяснять, что именно изображено на фотографиях. В конце концов, всё ещё продолжаются исследования образцов.

В связи с этим прошу прощения у всех тех, кто приходит с вопросами «как оно на самом деле» и «так ли это»: в ближайшее время никаких подтверждений либо опровержений, вероятнее всего, не предвидится. О числе погибших, об их именах и прочих паспортных данных сообщит пресс-служба УМВД, когда сочтёт это возможным. Я не знаю и не понимаю, почему эти сведения до сих пор не опубликованы, но, поскольку это так, закон не позволяет распространять эту информацию.

Возможно, будет разбор тех идей, откровенная бредовость которых очевидна – если руки дойдут.


15:00 Распространяются слухи о то ли штурме, то ли захвате кем-то какой-то не то водонапорной башни, не то водонасосной станции в Беляевке. Советуют запасаться водой и пользоваться только запасённой.


15:40 «В милиции опровергают информацию о захвате водонасосной станции», – сообщает «Таймер»


Что до вопросов о степени моего доверия к МВД Украины и к тому, что и когда они опубликуют. У меня нет доверия ни к каким источникам – ни к МВД Украины, ни к МИД России, ни к рупорам «федералистов», — нет и никогда не было. Сейчас передо мной стоит задача, которая что в Украине, что в России постоянно встаёт перед человеком, хоть сколько-нибудь отдающим себе отчёт в своих действиях — не нарушить закон и при этом остаться в собственных глазах порядочным человеком. Сейчас, к сожалению, это бывает особенно непросто, но пока удаётся. Я, слава Б-гу, не депутат и не активист, в связи с чем вопрос доверия к моим словам кого-то вне круга лично знакомых и уважаемых мною людей если и входит в первую сотню по важности, то, наверное, где-то в самом конце её.