May 10th, 2014

think

Одесса. Зачем я это делаю

Один из самых частых вопросов, которые задаются мне сейчас – зачем я пишу эти посты в ЖЖ. Какой в них смысл, если значительной части живо интересующей публику информации я по тем или иным причинам сообщить не могу. Какая мне от этого польза, и понимаю ли я, какой мне от этого впоследствии может быть вред.

Постараюсь ответить.

Если прямо в ходе кровавой бойни депутат делает в эфире публичное заявление, не соответствующее действительности, и это заявление явно направлено на разжигание ненависти и содержит призывы к мести – о том, что это ложь, нужно сказать.

Если местный авторитетный «активист» публично уверенно излагает факты, которые как минимум на этот момент не установлены, и на основании этих заявлений тысячи людей выражают экстатический восторг по поводу множества смертей – об этом нужно сказать, это за гранью добра и зла, это разрушение человеческих душ.

Если официальные органы публикуют скоропалительные и одиозные выводы, игнорирующие как минимум массу выложенных в сеть видеозаписей – об этом тоже нужно сказать, это – дискредитация одного из ключевых институтов государства в глазах значительной части граждан и шаг к развязыванию гражданской войны.

С другой стороны, если тысячи кликуш в сети распространяют явно ложные или даже откровенно бредовые утверждения с очевидной целью представить одну из сторон этого конфликта, переросшего в трагедию, поголовно в роли безжалостных садистов и убийц, и это безумие ширится и обрастает всё более нелепыми подробностями – о том, что это не так, тоже кто-то должен говорить.

Так уж сложилось, что я с самого начала оказался в центре этого катаклизма. И если кто-то должен был всё это сказать вслух – что ж, значит, это должен был сделать я.

Прекрасно понимаю, что, озвучив достаточно оперативно всё вышеупомянутое и внезапно оказавшись со всем этим «в топах», могу оказаться аккурат между жерновами этой чёртовой мельницы. Но мне было бы неприятно жить дальше с мыслью о том, что, возможно, чьи-то смерти в этой войне – из-за того, что я вовремя промолчал.