May 21st, 2014

think

О хлороформе и прочих

В конце своего прошлого текста, «К вопросу о фосгене», я рекомендовал желающим потренироваться на ряде заведомо нелепых идей в отношении их применимости к ситуации в Доме Профсоюзов. Уже на следующий день изощрённая человеческая фантазия на самом высоком уровне породила хлороформную версию. Прискорбно, что никто из заинтересованных читателей не внял моей рекомендации и не взялся разобрать эту гипотезу аналогично фосгенной, при том, что хлороформ по степени уместности в данной ситуации должен располагаться примерно посреди предложенного списка, а сведения о физических, химических и токсических свойствах этого вещества легко доступны. Поскольку в сети уже появились официальные опровержения «хлороформной теории», актуальность и практическая ценность подобного упражнения падает. Однако же, с одной стороны, остаётся дидактическая его значимость как личного опыта самостоятельного критического мышления, а, с другой стороны, продолжающаяся информационная война заставляет ожидать в ближайшем будущем новых нуждающихся в критическом осмыслении идей, захватывающих своею нелепостью, и высказываний, восхитительных своею некомпетентностью, от самых что ни на есть официальных лиц.


К сказанному, 21.05.2014. Критические замечания по хлороформной версии высказал специальный корреспондент «Думской», член общественной комиссии по расследованию обстоятельств одесской трагедии Сергей Дибров.

К сказанному, 22.05.2014. Несказанно веселят некоторые комментарии к статье на «Думской»: «Допустим, химики-спецы постарались и должным образом подогрели хлороформ, чтобы он побыстрее выкипел и в результате фотохимического синтеза без остатка превратился в фосген». У меня немедленно возникла схожая идея: допустим, физики-спецы напряглись и должным образом вскипятили воду, чтобы обычная выкипела, а тяжёлая осталась...

К сказанному, 22.05.2014. В связи с заметкой на «Таймере»: в Одесском областном бюро СМЭ нет никакого Андрея Коструба, ни в должности зам. начальника, ни в какой-либо ещё.