Baer (Борис Яворский) (etherealstation) wrote,
Baer (Борис Яворский)
etherealstation

Category:

О сторонах света

Yes

Начало года 2014-го на Украине ознаменовалось явлением, которое ещё месяцем-двумя ранее любой здравомыслящий человек счёл бы фантазиями сумасшедшего. Восток, традиционно вялый и аполитичный, на протяжении трёх месяцев меланхолично глядевший на «мышиную возню в Киеве», испытал вдруг небывалый всплеск активности. Неведомая сила подняла и вывела на площади людей, по образу мыслей и привычкам более чем далёких от политической деятельности, и собрала вместе, казалось бы, несопоставимые символы – красное знамя СССР, имперский триколор, православные хоругви и городские флаги.

Вне зависимости от того, какими будут итоги этого уникального явления, оно нуждается в осмыслении и выявлении его истоков и механизмов.

Чтобы понять, какая сила могла мобилизовать эту массу людей, прежде всего, следует выявить те культурные особенности, которые определяют облик человека Востока и отличают его от жителя Запада; особенность Украины я вижу прежде всего в том, что граница между культурой Востока и Запада проходит непосредственно по её территории и разделяет её жителей надёжнее, чем это сделала бы контрольно-следовая полоса с вышками и колючей проволокой.

Человек Запада сформирован традициями Магдебургского права. Он закалён привычными притеснениями польского шляхетства – и он же многое перенял у своих давних гонителей в отношении защиты своих фактических прав. Он не понаслышке знает, что такое рокош, и помнит, что король должен знать своё место. Его мировоззрение отражается в католицизме – религии «магической», предполагающей предсказуемый результат правильно проведенного обряда. Задача человека в этой картине мира – совершить правильные действия соответственно предписанной инструкции. Человек Запада воспринимает закон как договоренность, которую можно расторгнуть в одностороннем порядке и затем заключить новый договор – в этом нет никакой трагедии. Власть для человека Запада давно утеряла всякую сакральность – это всего лишь люди, выполняющие некую работу; при необходимости их можно от этой работы отстранить и заменить другими. Человек Запада имеет навык самоорганизации и выбора лидера – как в мирной повседневной жизни, так и в условиях вооружённого противостояния.

Человек Востока сформирован самодержавием, крепостным правом и традициями общины. Он экзистенциален; в его картине мира человек несёт ответственность прежде всего перед собственной совестью или Богом. Для него любая власть – нечто, чуждое миру человеческого, а вещный мир – заведомо плох и существует, как испытание для духа. Эти представления сконцентрированы в православии – религии в значительной степени мистической, предполагающей некий «непосредственный» контакт с Богом. Эта картина мира предполагает основною задачей человека в мире сохранение некоей своей внутренней непорочности и близости к Творцу в мире, полном зла и искушений.

Отношение человека Востока к закону значительно сложнее, чем у его западного соседа. Закон здесь даже отъявленными атеистами воспринимается через призму морали православного толка, расслаиваясь в результате на две «фракции». Та часть закона, которая признаётся обществом этически корректной, интериоризируется, превращаясь в «понятия»: так, нельзя «крысятничать» – воровать у своих, «нельзя ментов убивать», как говорил Гоша Куценко в роли Коренева-Лиса. Эти «понятия» постепенно теряют зримую связь с формальным законодательством и сакрализуются. Остальная часть закона, в которой не усматривается явной связи с моралью, объявляется необязательной.

В случае несоблюдения властью своей части «общественного договора» человек Востока не привык к формальному расторжению этой связи. Вместо этого всё бóльшая часть закона уходит в «необязательную» фракцию («как мне платят, так я и работаю») и даже «трикстеризируется», становится объектом насмешки («каждому немножко – не воровство, а делёжка», «закон что дышло» и т.п).

Одно из «понятий» человека Востока – принятых и сакрализованных фрагментов закона – есть запрет на организованный мятеж. Власть воспринимается как институт, данный свыше – то ли для испытания смирения, то ли в наказание за грехи. Осознанное и целенаправленное посягательство на Власть неприемлемо. В случаях исключительных допускается стихийный бунт – но он, как правило, индивидуален, аффективен и направлен против отдельных проявлений власти. В этом смысле характерным мятежом человека Востока является случай Сергея Каверина – мятежный одиночка убивает представителей власти и затем сжигает себя.

Ещё одной важной особенностью Востока, проистекающей из представлений о низменности вещного мира, является отношение к материальным ценностям. Человек Востока не чурается материальных благ, но никогда не преступит запреты «понятий» из-за того, что власть неэффективна или ворует. «Ну и нехай себе ворует, – говорит он. – Всё равно туда с собой не заберёт». Очень метко описывает эту позицию герой И.Бродского: «Говоришь, что все наместники – ворюги? Но ворюга мне милей, чем кровопийца». И, действительно, запреты на мятеж и даже на «душегубство» может быть преодолён, если речь идёт о борьбе с «кровопийцами» – если под угрозой со стороны власти оказывается сфера «духовного»: религия, историческая память – возможность «почитать дзядов и питаров», родной язык и даже давно утратившие официальную святость, но от этого ещё более ценимые человеком Востока сакральные предметы вроде памятников забытым вождям.

Способность западных соседей к самоорганизации и самостоятельному формированию вертикалей власти для человека Востока неприятна. С его точки зрения, любое самоорганизовавшееся сообщество, не освящённое официальной Властью – преступно по сути своей и ничем иным, кроме как бандой, быть не может. В этом одна из причин неодобрительного отношения Востока к киевскому Майдану; именно поэтому до определённых пор всё протестное движение Востока непременно выстраивалось вокруг хоть какого-то официального лица – даже если это Кернес или вообще Янукович…

Запад и Восток, сведенные друг с другом в границах одного государства, долго сосуществовали, не оказывая друг на друга заметного влияния вплоть до конца 13-го года. В начале зимы события Майдана – порождения культуры Запада – оказались в фокусе недоуменного внимания Востока. К концу зимы Восток осознал, что эти последствия этих событий касаются не только центральных улиц столицы, и забродил. К весне же 14-го года наступило прозрение. Восток, подобно девочке из анекдота про золотую рыбку, понял, что – можно было, можно, «а мужики-то и не знали». Можно выходить на улицы и проводить марши. Можно строить баррикады и водружать флаги. Можно захватывать здания и военную технику… Ведь если «им» можно – значит, можно и «нам», логично?

И в результате в уличную политическую активность Востока множество людей вовлекается сейчас не только по идеологическим мотивам (борьба с «кровопийцами»), но и ради того, чтобы испытать впервые осознанную степень свободы, определить и уяснить её рамки, фактически – освоить изменившуюся картину мира. Удостовериться в том, что можно.

Вот только насчёт стрельбы по милиционерам и бросания в них бутылок с зажигательной смесью, как я понимаю – на Востоке это всё ещё нельзя. И дай Бог, чтобы этой части катарсиса Востоку не пришлось пережить.

Безусловно, всё сказанное – крайне поверхностно и не претендует на роль исчерпывающего анализа. Это лишь взгляд с интересного мне ракурса на события, которые, я надеюсь, впоследствии станут объектом изучения специалистов.


К сказанному. В «Новой Газете» эта проблема рассматривается с похожего ракурса доктором исторических наук Алексеем Миллером: «Россия и Украина. Момент истины». Спасибо уважаемому frodian за ссылку.


К сказанному-2. Значительно позже. Rondarev (artem_r), http://artem-r.livejournal.com/399644.html
«...наш обыватель власть мыслит только как трансцендентную ему карательную инстанцию. Если же ее карающий меч по какой-то причине мешкает – то, значит, власть дала слабину: это не ее заслуга, это, напротив, сбой ее функционирования, своего рода нарушение онтологии»

Tags: Двухмайданщина, Культура
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 29 comments