Baer (Борис Яворский) (etherealstation) wrote,
Baer (Борис Яворский)
etherealstation

Categories:

Одесса, ДП. О знакомом стиле

Лет, скажем, с десять назад довелось мне поучаствовать в одной интересной и поучительной истории.

Обнаружили в некоей квартире умершую пожилую женщину. Не то опекуны, не то квартиранты изъявили желание её похоронить; «ритуальщики» подсуетились, оформили быстренько врачебное свидетельство о смерти в районной поликлинике («ішемічна хвороба серця», конечно), ЗАГС – и вот уже двери крематория гостеприимно распахиваются перед скромным гробиком из пакета услуг «лишь бы здыхаться».

Но – в последний момент вышла неувязочка. Милиция тогда ещё не работала живыми мишенями для камней и бутылок с зажигательной смесью, а пыталась заниматься раскрытием преступлений. Ну, насколько позволяла «злочинна влада», конечно. И, как назло, какому-то не в меру инициативному оперу пришло в голову взглянуть на умершую «на его земле» даму собственными глазами. После чего похороны были немедленно остановлены и выписано направление на судебно-медицинское исследование трупа. И поехала усопшая вместо Таировского кладбища к нам на Валиховский, где на вскрытии и было обнаружено, что смерть наступила от механической асфиксии в результате удавления руками. Убийство, то бишь. А врач поликлиники, которая свидетельство о «сердечной» смерти выписала, как оказалось, тела вообще не видела. Недосуг, работы много.

В честь такого неординарного события большое начальство собрало комиссию для проведения служебного расследования «по факту случившегося». В качестве представителя Одесского бюро СМЭ на съедение комиссии был направлен (а, как оказалось впоследствии, опять же послан) я.

Весь день, который я провёл, общаясь с комиссией, мне было сильно противно и немножечко смешно. Врач, выписавшая «заочно» свидетельство о смерти, никого совершенно не интересовала, её вообще не вызывали «на ковёр»: «следствие» пыталось найти хоть какое-то слабое место в возмутительно неколлегиальных действиях нашего учреждения. Не имели права принимать этот труп. Должны были принять, но не делать вскрытие. Должны были делать вскрытие, но не имели права потом выдавать тело… Я уже ожидал следующего шага – «не имели права обнаруживать убийство»; к счастью, до этого не дошло, но каждое наше действие объявлялось незаконным, и мне приходилось тут же предоставлять ксерокопии документов, давать ссылки на правила и инструкции. И когда, наконец, соответствие закону каждого нашего чиха в ходе работы со злополучной старушкой было доказано, поскучневшая комиссия разродилась обтекаемым заключением с общим смыслом «никто не виноват, так сложилось».

Вспомнилась мне эта история в связи с последними событиями вокруг Дома Профсоюзов. Старший следователь по особо важным делам Главного управления МВД Украины Руслан Сушков заявляет, что «причины смерти многих пострадавших в Доме Профсоюзов следствие до сих пор установить не может», при том, что на 20 июня все судебно-медицинские экспертизы по погибшим 2-го мая были получены сотрудниками следствия; в каждой из этих экспертиз указана причина смерти погибшего. Николай Скорик вполне откровенно говорит о «нюансах» расследования и предлагает распустить контрольную комиссию в связи с её бесполезностью и недееспособностью. И немедленно уважаемый Сергей Дибров приходит к «неожиданным и ошеломляющим выводам»: оказывается Одесское областное бюро судмедэкспертизы «судебно-медицинские экспертизы проводить не может в принципе», так как у него... неправильная форма собственности: не «державна установа», а «комунальна». Таким образом, вместе с Одесским областным бюро Сергей Дибров решительно выводит за рамки закона Киевское городское и областное бюро СМЭ, Днепропетровское, Харьковское, Николаевское, Херсонское, Ровненское, Запорожское, Хмельницкое, Черновецкое и многие другие областные бюро страны. По этой логике, практически всю судебно-медицинскую службу Украины следует признать незаконной – в связи с некорректной регистрацией формы собственности. Соответственно, все результаты работы с телами погибших 2-го мая также можно будет считать аннулированными. И вот тогда можно будет пригласить каких-нибудь других экспертов. Чтобы точно нашли полоний. Ну, или хотя бы диоксин.



К сказанному, 08.08.2014 г. Комментарии к указанной заметке Сергея Диброва помогли мне яснее понять её смысл. Автор предполагает, что «нынешняя ситуация с расследованием дела» связана не с политической ангажированностью следствия и не с тотальным сокрытием от общественности информации о происшествии, включая список погибших; она, эта ситуация, по мнению автора, может быть связана именно с коммунальной формой собственности Одесского бюро СМЭ.

Tags: 02.05.2014, Работа, Случай, Смерть
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 55 comments