Category: кино

Category was added automatically. Read all entries about "кино".

think

О новинках кинематографа

Вий против чужого и хищника

По моим наблюдениям, для некоторых людей с определённого душевного возраста смыслы обретают значительно бóльший интерес в сравнении с непосредственными впечатлениями. Я сам отношусь к этой категории двуногих без перьев; спецэффекты и всяческий пять-дэ-звук при просмотре фильма для меня более помеха, чем достоинство, поэтому если у меня и доходят руки до каких-то новинок кинематографа, то, как правило, вполне достаточно рипа на 480 с кашлем на заднем плане.

Наслушавшись отовсюду громких воплей по поводу нового «Вия», я заинтересовался и просмотрел этот шедевр. Должен признать, это действительно событие в кинематографе и не только в нём. Лента вполне на уровне доктора Геббельса, а Лёньке Риффеншталь с её занудными маршировками остаётся курить в сторонке. Если бы фюрер всех немцев был сейчас с нами, на коллектив создателей пролился бы дождь наград «За заслуги» — настолько убедительно демонстрируется зрителю скотство и убожество славянских унтерменшей в сравнении с представителем высшей расы, а коварству и жестокости православной церкви противопоставляется благородство и мужество настоящего белого протестанта «с твёрдой губой».

Настоятельно рекомендуется для проката в колониях с целью профилактики национального самосознания и патриотизма.


Картинка Игоря Конденко «Вий против Чужого и Хищника» с сайта CARICATURA.RU

think

Бакенбарды

Режиссер: Юрий Мамин.

Киностудия: Ленфильм. СССР, 1990 г.


Фильм опередил историю на двадцать лет и не был воспринят современниками всерьёз. Теперь, похоже, пришло время сравнить маминский Пушкин-югенд с нынешними реалиями.


Ещё пара кадров из фильма:

"А то, что он Файнштейн – это не вина его… а беда"

"Я объявляю… Ночь Длинных Тростей!"

think

Ночь в морге: реальный опыт мистического триллера

Полночь. Низкие, быстрые облака, сквозь которые то и дело прорывается холодный свет – близится полнолуние. Тёмный и тихий Валиховский переулок: здесь никогда не было жилых домов. Высокие, глухие металлические ворота, крашеные тяжелым серым цветом, и рядом ржаво поскрипывает на ветру незапертая калитка; взгляд сквозь ее проем цепляется за тусклый желтый фонарь. Последние опавшие листья шуршат в пустоте двора хороводом, и за этим неживым движением безучастно следят темные глазницы окон; каждый шаг возвращается глухим эхом. Едва слышное потрескивание, хруст – здание помнит еще конец девятнадцатого века. Отчетливо ощутим запах разлагающейся плоти. Это – городской морг, здесь я работаю уже более десяти лет.

Collapse )